Открывший небо для всех

Автор: | 24.02.2018

«Свет Утренней Звезды», № 1(109) от 21 апреля 2017 г.                         

К 175-летию со дня рождения французского астронома Камилла Фламмариона.       

 «Солнце, гигантское сердце своей системы, источник жизни, сияет в очаге планетных орбит, и само тяготеет в звездном организме, еще более обширном. Мы не вправе отрицать, что мысль может пребывать в пространстве и управлять этими движениями, как мы управляем движениями наших рук и ног. Инстинктивная энергия, управляющая живыми существами, силы, поддерживающие биение нашего сердца, обращение нашей крови, дыхание наших легких, функции наших органов,

 не существуют ли они в ином виде в материальной вселенной, управляя условиями существования несравненно еще более важными, чем наши, потому что если б, например, потухло Солнце или расстроилось бы движение Земли, то погибло бы не одно человеческое существо, а все население земного шара, не говоря о других планетах.

В Космосе существует динамическое начало, невидимое и неосязаемое, разлитое во всей вселенной, не зависящее от видимой и весомой материи и действующее на нее. И в этом динамическом элементе зиждется разум выше нашего».

 Камилл Фламмарион «Неведомое»

Камилл Николя Фламмарион

Камилл Николя Фламмарион родился 26 февраля 1842 года в семье небогатого земледельца Этьенна-Жюля Фламмариона, занимавшегося в те годы мелкой торговлей в маленьком городке Монтиньи-ле-Руа. В четыре года Камилл уже бегло читал, в четыре с половиной – писал, в пять познакомился с грамматикой и арифметикой, в шесть был лучшим учеником начальной школы и почти наизусть знал Новый Завет.

Первые шаги в астрономии он сделал с помощью своей матери. Ему было пять лет, когда они всей семьей 9 октября 1847 года наблюдали солнечное затмение с помощью остроумного приспособления – ведра с водой, служившего своего рода целостатом и отражавшего всю картину. Второй раз он наблюдал солнечное затмение 28 июля 1851 года с помощью той же «установки» и через закопченное свечой стеклышко. Не только небо привлекало Камилла. Он часами готов был рассматривать цветы, следить за развитием и поведением куколок и бабочек, собирал загадочные окаменелости.

После окончания в девять лет начальной школы мальчик изучает латынь у местного кюре, а в 1853 году по желанию матери поступает в духовную школу при соборе в старинном городке Лангр. Но и здесь он больше увлекается метеорологическими и небесными явлениями: следит с крепостных стен, как изменяется видимость вершины Мон-Блана, наблюдает появление и исчезновение тумана, зарисовывает новую комету.

В 1854 году семья переезжает в Париж, оставив Камилла доучиваться в Лангре. Однако после рождения в 1856 году четвертого ребенка – сестры Марии, материальное положение семьи настолько ухудшилось, что Камиллу пришлось прервать учебу, переехать в столицу и начать трудовую жизнь, чтобы помогать отцу, занимавшему скромную должность у фотографа. Четырнадцатилетний Камилл становится учеником гравера-чеканщика, но не оставляет мысли получить образование и даже сдать экзамен на степень бакалавра. Камилл получает среднетехническое образование в Политехнической ассоциации, параллельно обучается в частной школе живописи, самостоятельно изучает английский, алгебру, геометрию. Он снимает маленькую мансарду и все скопленные деньги тратит на книги. В его библиотеке уже к 1858 году насчитывалось 230 томов. Число их увеличилось через шесть лет до тысячи, а к концу жизни достигло двенадцати тысяч.

В школе живописи Камилл создает свое первое объединение по интересам – «Академию молодежи», через которую к тому же организует и оказание бесплатной помощи нуждающимся студентам. С этой целью он сумел привлечь к участию в деятельности этого Общества ученых, художников, литераторов. Тема его вступительного сообщения на первом заседании Общества «Чудеса природы» сразу показала направление ума и немалые познания юного президента «Академии». Доклад имел большой успех. В эти же годы Фламмарион впервые попробовал себя и как писатель.

В мае 1858 года от переутомления, нервного и физического истощения Камилл потерял сознание в церкви и попал в больницу. Но неожиданно именно этот случай стал переломным моментом в его жизни. Навестивший Камилла молодой врач господин Фурнье заинтересовался огромной (в 500 страниц) рукописью, лежавшей возле больного, и из беседы с ним убедился в незаурядности ума и образованности своего 16-летнего пациента. Это был первый труд К. Фламмариона «Всеобщая космогония». Врач, имевший некоторые знакомства в ученых кругах, нашел тогда единственно верное лекарство: спустя немного времени он объявил больному, что после выздоровления его готов принять в свой штат в качестве ученика-астронома сам знаменитый Урбен Жан Жозеф Леверье, директор Парижской астрономической обсерватории. Дело быстро пошло на поправку, и 24 июня 1858 года в 10 часов утра после краткого экзамена-собеседования Камилл был принят на должность астронома-вычислителя с весьма значительным для него ежемесячным содержанием в 50 франков.

Вдохновенное впечатление производит на Камилла наблюдение в телескоп обсерватории прекрасной кометы Донати, пролетавшей в 1858 году.

В 1861 году К. Фламмарион написал увлекательное сочинение «Множественность обитаемых миров». Однако в обсерватории успех публикации Камилла был встречен неодобрительно. Леверье вызвал к себе юного писателя-философа, нарушившего субординацию и отклонившегося от строгой стези астронома-вычислителя, и холодно сказал ему: «Я вижу, месье, что вы не стремитесь остаться здесь. Нет ничего проще, вы можете удалиться». (Позднее Леверье вновь пригласит в научный штат обсерватории Фламмариона, где он продолжал изучать двойные звезды).

Камилл обрел полную свободу для творчества. Работой он также был обеспечен: принявший участие в его судьбе академик Ш.Э. Делонэ добился для него места в Парижском Бюро Долгот с окладом в 200 франков в месяц! Успех первой книги К. Фламмариона вызвал поток предложений о сотрудничестве в различных журналах и газетах. Он становится научным редактором и одним из авторов в ежегоднике «Космос», сотрудничает с «Французским обозрением», публикуется в «Живописном сборнике», в газете «Век», читает курс лекций по астрономии в «Политехнической ассоциации», получает там звание профессора.

По-прежнему Камилла интересовала и метеорология. С 1867 по 1880 годы он совершил 12 полетов на воздушном шаре, чтобы непосредственно наблюдать и изучать процессы в атмосфере: формирование облаков, изменение температуры в зоне тумана.

Камилл проводил общенародные ежемесячные астрономические конференции на бульваре Капуцинов, где выступал с публичными лекциями. Растущая известность талантливого астронома вызывала множество приглашений. Он объездил со своими лекциями многие страны Европы, проводил астрономические публичные конференции в различных городах Франции. Эти поездки были связаны с немалыми материальными затратами – на печатание афиш и приглашений на лекции, на их рассылку – все за свой счет. Поэтому нередко Камилл сам рисовал, раскрашивал и расклеивал афиши.

Полная творческого горения, энтузиазма научная и просветительская деятельность Фламмариона была на короткое время прервана Франко-Прусской войной (1870 – 1871). Призванный в Национальную гвардию К. Фламмарион в составе инженерных войск в чине капитана нес со своим небольшим отрядом в несколько человек (в основном из астрономов же) наблюдательную службу на подступах к Парижу, засекая огневые точки артиллерии противника, обстреливавшего столицу.

Окончив службу в Национальной Гвардии, Камилл возобновил научно-исследовательскую и просветительскую деятельность, а в 1874 году женился на Сильвии Петье-Гюго, дальней родственнице знаменитого писателя. Она стала ему не только женой – преданной сотрудницей-единомышленницей.

Совершенно неожиданно К. Фламмариону поступило интересное предложение. Один из его восторженных поклонников, любитель астрономии из Бордо, целый год осаждал Фламмариона своими стихотворными дифирамбами. Камилл, однако, в своей напряженной жизни не находил времени отвечать на них. Он даже не послал своему неизвестному корреспонденту простого знака вежливости – визитной карточки (о чем позднее искренне сожалел). В отчаянии любитель прислал, наконец, письмо в прозе с горькими упреками астроному за молчание и с неожиданной концовкой. Автор письма, некий господин Мере, писал, что он садовод, всю жизнь разводивший розы, и состоятельный домовладелец, но что его сделали истовым поклонником науки о небе философско-астрономические сочинения Фламмариона, именно, его «Множественность обитаемых миров», и что теперь, в 70-летнем возрасте, почти потерявший зрение он мечтает об одном: передать в дар любимому писателю свое имение под Парижем в городке Жювизи, дабы знаменитый астроном нашел здесь «под вековыми тенями» оазис для отдыха от своих трудов. Он «умолял» телеграфировать ему ответ одним словом – «да», приехать в указанное имение и, «если оно Вам не понравится, – заканчивал он, – Вы продадите его».

Сначала Камилл не поверил, а затем, глубоко потрясенный и растроганный, поспешил к господину Мере с благодарностью за столь великодушное предложение и уже в декабре 1882 года вступил во владение уникальным подарком.

К.Н. Фламмарион за работой в обсерватории в Жювизи

«Визитной карточкой» дома-обсерватории был ее вестибюль – с мраморным бюстом знаменитого французского физика и астронома Доминика Франсуа Жан Араго на высоком пирамидальном постаменте. Перила лестниц по обеим сторонам от бюста были украшены небесным и земным глобусами. На втором этаже по периметру стен вверху шла опоясывающая надпись из имен великих астрономов, и даже книжные полки были украшены резьбой по дереву в виде двенадцати знаков Зодиака, изображений двенадцати астрономических инструментов и двенадцати научных и литературных эмблем.

Уникальной была библиотека Фламмариона. На полках, занимавших стены от пола до потолка, можно было найти сочинения Аристотеля, Архимеда, Сенеки, Плиния, Птолемея, Коперника, Тихо Браге, Кеплера, Галилея, Ньютона, Лейбница, Гюйгенса, Бюффона, Д’Аламбера, Лаланда, Байи, Лапласа, В. и Дж. Гершелей, Деламбра, Био, Араго, А. Гумбольдта, Леверье, Тиссерана, Пуанкаре. Здесь были книги эпохи начала книгопечатания в Европе (XV в.), немало книг XVI века, полные собрания трудов «Лондонского астрономического общества», различных академий и обществ.


В России откликом стало создание Нижегородского кружка любителей физики и астрономии (1888), формирование профессионального Русского астрономического общества (1890), а затем Московского общества любителей астрономии (1908) и в Петербурге – Русского Общества Любителей Мироведения (1909).
Планомерно осуществляя намеченные идеи, 28 января 1887 года Камилл Фламмарион с двумя десятками своих единомышленников собрались на его парижской квартире по ул. Кассини, 16 и учредили «Французское астрономическое общество». Членами этого общества, помимо многочисленных любителей астрономии из разных уголков России, стали многие известные российские астрономы-специалисты. Например, С.П. Глазенап, президент Русского астрономического профессионального общества, профессор астрономии Санкт-Петербургского Университета; А.В. Дьяков, выдающийся ученый, гелиометеоролог, астроном, просветитель, действительный член Французского астрономического общества с 1932 года, основатель и руководитель научно-исследовательского гелио-метеорологического центра имени К.Н. Фламмариона в поселке Темир-Тау Кемеровской области, располагавшегося на вершине горы Улу-Даг.

В феврале 1919 года новые тяжелые испытания предстали перед К. Фламмарионом. После сорока пяти лет плодотворного преданного сотрудничества тяжелый грипп-испанка унес жизнь супруги Камилла Николя – Сильвии. К. Фламмарион сказал на ее похоронах: «Это первый раз за все сорок пять лет, когда она доставила мне горе».

Потеряв жену и верного друга, Камилл Фламмарион, не имевший детей, остался в 77 лет один и был удручен мыслями о судьбе своей обсерватории и своей огромной библиотеки. К счастью, рядом с ним оказался человек чрезвычайно близкий ему духовно и беззаветно преданный как ему лично, так и делу просвещения. Это была многолетняя сотрудница по обсерватории, его секретарь Габриэль Ренодо. Она с детства страстно полюбила астрономию и преклонялась перед «мэтром». В конце 1919 года Фламмарион назвал ее своей женой.

К.Н. Фламмарион работал до последнего дня своей жизни. Он умер внезапно, от сердечного приступа, 3 июня 1925 года на руках у жены. Многие рукописи его остались незаконченными.

Камилл Николя Фламмарион оставил после себя обширное научное и литературное наследие. Его книги «Популярна астрономия», «Множественность обитаемых миров», «Звезды и достопримечательности неба», «Люмен», «Урания», «Философские сказки», «Неведомое» и другие не утеряли своей актуальности и в наши дни. В них автор живо и увлекательно пишет о многочисленности миров и о жизни во вселенной. Приведем цитату из его книги «Урания»: «Скоро придет время, когда вместо того, чтобы заниматься просто вычислениями расстояний, движений и определением материального состава соседних планет, астрономы будут изучать их физический состав, их географию, их климатологию, метеорологию, проникнут в тайну организации их общества и будут обсуждать вопрос относительно их обитателей. <…>

Задача астрономии будет еще выше. Дав вам почувствовать и познать, что Земля не более как город в небесном отечестве и что человек гражданин неба, наука пойдет еще далее. Раскрыв перед вами план, по которому построена физическая Вселенная, она покажет вам, что и духовный мир основан по тому же плану, что эти два мира образуют одно целое и что дух управляет материей. То, что делает она в отношении пространства, то сделает она и в отношении времени. Убедившись в беспредельности пространства и убедившись, что одни и те же законы одновременно господствуют всюду, так что необъятная Вселенная представляет одно целое – одну единицу, вы узнаете, что века прошлого и века будущего неразрывно связаны с настоящим и что мыслящие монады будут существовать вечно, в последовательных и прогрессивных превращениях. Вы узнаете, что есть умы несравненно выше самых великих человеческих умов и что все прогрессирует к высшему совершенству. Вы узнаете, что материальный мир – только кажущийся и что в действительности всякое существо обладает невесомой, невидимой, неосязаемой силой. <…> Следовательно, астрономия неизбежно будет служить проводником для философов. Кто захочет рассуждать, не принимая в расчет астрономии, тот никогда не достигнет Истины, и только те, кто будет неукоснительно следовать за ее светочем, постепенно дойдут до решения великих задач науки!».

В «Тайной Доктрине» Е.П. Блаватской, книгах Учения Живой Этики и Гранях Агни Йоги немало строк посвящено Камиллу Фламмариону. Так в книге «Надземное» говорится: «Нам полезен Фламмарион и будет полезен Маркони, ибо они могут разумно использовать силы Тонкого Мира и на Земле они умели трудиться и понимали Служение» (п. 66). И строки из книги «Мир Огненный. Ч. II»: «Пусть мысль Фламмариона не может дать полноту следствия, но мысль обширна, благородна и заслуживает радости о ней. Он постоянно стремился к расширению понимания, и так даже его ошибки получили значение полезности, к тому же он не иссушил рассудка и мог уйти от Земли молодым. Когда в Тонком Мире некоторые невежды пытаются мыслить об убийствах, ученый мечтает о прекрасном творении» (п. 54).

В «Гранях Агни Йоги. 1951 г.» Учитель Утверждает: «Фламмарион на Земле жил в мирах. Звездный мир был его сферой, и миры, и жизнь остались при нем и после так называемой смерти. И он живет тем, что и при его земной жизни стояло вне смерти и времени. Но где в мирах и пространстве найдем мы место для алчного базарного менялы? Конечно, во Вместилище Природы место найдется всем, но можно представить себе, что это за место и где оно. Так только полное отрешение от себя, от конечного и личного, открывает Врата к беспредельности необъятной пространственной жизни» (п. 137).

В.И. Асанов,  г. Новокузнецк

(Visited 15 times, 1 visits today)

Добавить комментарий